Igromania.ru

The Binding of Isaac: Repentance. Даже хорошего бывает слишком много

The Binding of Isaac: Repentance. Даже хорошего бывает слишком много Прямым текстом — The Binding of Isaac: Repentance. Даже хорошего бывает слишком много
Огромное дополнение, из которого мог бы получиться превосходный сиквел.
Игроманияhttps://m.igromania.ru/
Прямым текстом
7
23566
20.04.2021 13:00  | 
The Binding of Isaac: Repentance. Даже хорошего бывает слишком много
The Binding of Isaac: Repentance. Даже хорошего бывает слишком много
Если Гейб Ньюэлл не дружит с цифрой три, то Эдмунд Макмиллен явно недолюбливает двойку. Создатель The Binding of Isaac за всю карьеру не выпустил ни одного сиквела и постоянно меняет мнение на счёт продолжений своих игр. Сначала он зарёкся разрабатывать вторую часть Super Meat Boy и даже написал подробнейший пост, в котором высказал убеждение, что сиквелы портят оригинал. Затем заявил, что из Super Meat Boy Forever, которая задумывалась как небольшой «раннер» для мобильных устройств, всё-таки можно сделать полноценную вторую часть — и покинул разработку в самом разгаре.
Не сложилось и с сиквелом «Исаака». У геймдизайнера была задумка для второй части, талантливые помощники, огромное количество контента из популярного мода Antibirth, плюс собственные наработки. Но Макмиллен с компанией решили приделать это всё к и без того разросшейся Rebirth в виде очередного DLC.
The Binding of Isaac: Repentance. Даже хорошего бывает слишком много

Сиамский близнец

Я не собираюсь забрасывать Repentance гнилыми томатами, вовсе нет. Я и сам подсел на The Binding of Isaac ещё «до того, как это стало мейнстримом», во времена flash-версии, и всегда с нетерпением ждал продолжения. Каждое DLC  — непременно качественный, стилистически безупречный контент. Эдмунд халтуры не делает, и Repentance не исключение: впервые спустившись в Водосток, стартовую локацию дополнения, кажется, будто оказался в совершенно другой игре. С потолка стекает вода, тоскливая музыка нагоняет морок, по комнатам бродят раздувшиеся утопленники и невидимые призраки, разглядеть которых можно только в отражениях на полу. По всему видно, что проделана колоссальная работа: в одном только Водостоке водится четырнадцать новых монстров и четыре босса — и это только начало. Впереди ещё целых восемь новых локаций, со своим дизайном, настроением и врагами.
Одна из самых интересных находок Repentance — призраки. Ты видишь только отражение, поэтому стрелять нужно поверх него
В Repentance уйма новых механик, необычных идей и квестов, которых в игре отродясь не было, — от путешествия в зазеркалье до бега с препятствиями через шахты, покрытые лавой. Разработчики не обманули, — это DLC действительно почти тянет на сиквел. Вот только ключевое слово здесь «почти»: как ни крути, это всё-таки дополнение со всеми вытекающими. Проблема не в качестве контента, а в его избытке, который возник из-за привязки к Rebirth. Оторвать бы Repentance с корнями от старшего брата — вышла бы отличная самостоятельная игра, надо только написать новый сюжет и, возможно, поменять главного героя. Понимаю, мне тоже совсем не хочется расставаться с Исааком, но что поделаешь? Макмиллен уже не раз убивал страдальца в заключительных катсценах, это уже давно не спойлер.
Из подобного тупика можно выйти несколькими способами. Первые два — моветон: сделать очередной ремейк или пуститься в клише с возрождением. Но от таких выкрутасов всех уже настолько коробит, что Макмиллен вряд ли пойдёт по этому пути. Третий, болезненный, но наиболее перспективный — переключиться на нового персонажа. А так, обрастая бесчисленными DLC, The Binding of Isaac попросту топчется на месте. Игра расползается вширь, увеличивается в размерах. «Кроличья нора становится всё глубже», — как сказал сам Макмиллен. Но бесконечное падение в бездну вызовет скуку даже у самых впечатлительных Алис.

Больше — не значит лучше

Оригинальная The Binding of Isaac своей непристойностью могла шокировать настолько, что даже её создатель всерьёз сомневался в успехе предприятия. Однако именно это и зацепило аудиторию, уставшую от однотипных беззубых продуктов, призванных понравиться всем и каждому. Макмиллен переиначил очень личную историю взросления и отношений с религией в злую, кощунственную сказку. А вместо того, чтобы выкладывать всё в катсценах, вёл рассказ с помощью непрямого повествования — через предметы и окружение. Эта, казалось бы, мелочь серьёзно мотивировала игроков проходить все круги ада по нескольку раз. Разблокировав или в первый раз наткнувшись на очередной артефакт, не расстраиваешься, даже если толку от него чуть. Ведь почти каждый предмет рассказывал крупицу сюжета, позволял лучше понять персонажа или, в крайнем случае, просто посмеяться над весьма специфичным юмором.
Нечистоты — уровень, больше чем наполовину состоящий из фекалий. Дерьмодемон, способный превратиться в задницу из дерьма, стреляющую дерьмом, в наличии
В первый раз подобрав «Мамин лифчик», ухохатываешься, когда монстры замирают в шоке от его вида; от «Маминой прокладки» они и вовсе разбегаются в ужасе. Вспоминаешь себя в детстве, своё отношение к подобным предметам гигиены и чувствуешь, что Исаак похож на живого ребёнка. Без долгих размышлений понимаешь, почему «Ремень» увеличивает скорость бега. А когда подбираешь собачий корм и видишь, что здоровье персонажа немного увеличивается, — осознаёшь, в каких условиях он жил, и начинаешь ему сочувствовать.
В Rebirth, ремейке оригинальной игры, Макмиллен дожал историю Исаака, раскрыл свежие детали, избавился от ограничений движка Flash, сделал комнаты разнообразнее, больше, непредсказуемее. Это была The Binding of Isaac на «максималках», дальше выкручивать мощность стало некуда. Последовавшие DLC, включая Repentance, добавили новый геймплейный контент, но к образу Исаака дописали, в лучшем случае, лишь пару строк. А это отразилось на мотивации к прохождению: теперь почти все награды несут либо практическую ценность, либо вообще никакой. Какой прок от Inner Child (артефакт в форме младенца), который возрождает героя после смерти в виде мелкой копии с маленькой дальностью стрельбы? Это не поможет в бою с сильными противниками и ничего не привнесёт в историю. Какой смысл в Supper (банке консервов), когда артефактов, увеличивающих жизнь, и без него навалом, а Исаак, как мы знаем, и так питался гнилой курятиной и кормом для животных, — получается, предмет не рассказывает ничего интересного.
Более того, старый контент теперь только мешает: игра захламлена предметами, многие из которых просто не работают на новых уровнях из-за возросшей сложности. Наткнувшись на них в сто первый раз, понятное дело, никакого любопытства уже не испытываешь — только раздражение. Большая часть маминого гардероба, одиночные помощники с крошечным уроном, летающие по кругу, атакующие мушки... Артефакты, которые и раньше были малополезны, теперь стали абсолютно бесполезны. Те, что неплохо помогали отбиваться от медлительных монстров из оригинала, дают слишком мало для битвы на равных с врагами из DLC. А ведь сражаться с ними предстоит с минимумом апгрейдов: если все условия выполнены, доступ в Downpour открывается уже в Подвале\Чердаке после победы над первым боссом. Теперь слишком многое зависит от начальных улучшений и слишком высока вероятность, что попадётся какая-нибудь безделица. В таких условиях к прохождению начинаешь относится неспортивно: радуешься только мощным предметам, и каждый раз подумываешь, не начать ли заново, когда попадаются слабые.
Тот факт, что в сокровищнице теперь два артефакта на выбор, не особо помогает. Если взять скрытый, всегда есть шанс напороться на что-нибудь вредное и к чертям загубить билд
Но сильнее всего перегруженность контентом ощущается, как ни странно, во время удачных забегов, если удалось собрать особенно мощный билд. Например, ухватив сразу несколько артефактов-ассорти — Fruit Cake и Quints. Первый накладывает случайный модификатор на каждую выпущенную Исааком слезу, а второй создаёт на месте убитых врагов случайных помощников, до пяти штук в одной комнате. 51 вариант атаки и 15 типов помощников — каждый со своим видом слёз! Будь вариаций раза в два, а то и в три меньше, эти предметы могли бы стать прекрасной демонстрацией изобилия, но при таком раскладе всё оборачивается хаосом. Комната наполняется разноцветными снарядами, летящими со всех сторон под разными углами. Часть слёз зависает в воздухе (эффект Anti-Gravity), другие вылетают за пределы экрана и возвращаются с противоположного конца (Continuum), третьи взрываются (Ipecac). Время от времени в полу образуется дыра, из неё появляется гигантская чёрная лапа (Little Horn). Среди всей этой свистопляски разобрать, где свой огонь, а где вражеский, совершенно невозможно. Остаётся забить на технику, понадеяться на удачу и переть напролом.
Такая ситуация — крайность, но она отлично иллюстрирует общее впечатление от игры с чрезмерно большим ростером предметов. Не этого ждёшь от рогалика, который приучал до миллиметров рассчитывать каждое движение.
Похищение второй половинки ножа у Матери делает невзрачные Шахты и Пепельную яму чуть ли не самыми запоминающимися уровнями
Как бы мы ни любили Исаака, пришла пора отпустить бедолагу. Его история рассказана, точка уже не раз поставлена в бесчисленных «финальных» концовках. Чтобы The Binding of Isaac могла затягивать и выбивать из зоны комфорта как раньше, недостаточно просто выкручивать сложность и пришивать новые локации поверх старых — нужна полноценная вторая часть. Игра, свободная от тонны отслужившего своё контента, который может подпортить впечатление от самых талантливых дополнений.
Хочется надеяться, что злой сказочник снова передумает на счёт продолжения и порадует всех сиквелом с новой шокирующей историей. Условным The Killing of Abel... или The Curse of Cain, или The Expulsion of Ishmael — о младшем брате Исаака. Тем более, что вовсе не обязательно зацикливаться на христианстве, чтобы рассказать об опасности слепой веры. В мире полно фанатиков — и не только религиозных.
Хотите скрыть партнерские блоки? Авторизуйтесь и читайте материалы не отвлекаясь.
Комментарии
Загрузка комментариев